Дмитрий Шушуев (albinos76) wrote,
Дмитрий Шушуев
albinos76

Category:

Изолятор

продолжение сериала.
Я тут вспомнил, точнее в следствии того, как отвратительно сейчас у нас в стране обстоят дела с лекарствами, когда любой мало понимающий человек, может пойти в аптеку и там провизор, зачастую даже без медицинского образования посоветует ему лечение от всех болезней, когда я был в Подмосковье я изумился количеству непонятных аптек, почему то они все назывались "социальными", да я искал в них Индометацин и на вторую неделю пребывания, что либо от кашля.
Впрочем я в Барнауле встречал когда в одном доме, на первом этаже бывало до трех аптек, но в Подмосковье, я не мог найти аптеку без очередей, длиннющих и там как я слышал практически прием всех врачей и любое лекарство тебе продадут, были бы деньги, по закону нельзя Индометацин продавать без рецепта, нельзя Преднизолон без рецепта, нельзя категорически Метотрексат без рецепта, у нас это работает, да и проблемы с Преднизолоном начались не вчера...
Давайте в 1986, после всех известных и не очень средств лечения полиартрита, даже взрослых средств, таких как инъекции реоперина или подпольно купленный нами привезенный из-за границы румалон (мы его сами кололи, врач только сказал что надо, он не имел права назначать это ребенку), последнее средство оставить мне ноги, это гормоны.



Как тогда было во взрослой медицине, я не очень помню, в детской же все препараты списка А, находились под контролем, в случае ревматологического отделения это гормоны Преднизолон и сильнейшие сердечные гликозиды Дигоксин, наркотиков в отделении не было, при экстренных случаях их доставляли либо из аптеки на первом этаже, либо из реанимации на шестом.
Таблетки Преднизолона и Дигоксина, так же ампулы Преднизолона которые хранились у старшей медсестры отделения, плюс в процедурке анафилактический набор, всё это было по счету, в прошнурованном журнале!!!
Два раза в сутки это пересчитывалось при сдаче поста.
Были ещё и сверхдорогие гормоны, впервые я с ними в 1987 столкнулся в ампулах польский Кинолог и что-то ещё не помню, их заказывали специально под больного и привозили по-штучно, использованные ампулы сдавали, когда меня повезли на внутрисуставные хирург разбил ампулу, просто уронил...интересно, как он за неё отписывался, он просто открыл сейф, достал свою ампулу и вколол мне в колено.
Но зато, тогда везде был порядок и все лекарства которые мне выписывали были по бесплатным рецептам, приходишь в центральную аптеку города и абсолютно все получаешь.
И у меня периодически в голове возникает этот Журнал учета сильнодействующих лекарственных препаратов списка А, когда я прихожу в аптеку и вижу в свободной продаже отраву.

Наверное это здание для нас тогда в детстве казалось самым страшным, в левом его крыле располагался морг...детский морг это страшное дело я вам скажу.
Скорее всего это патологоанатомическое (и это не самое длинное медицинское слово которое я встречал в детстве на табличках в больнице) отделение, о котором предпочитают не сильно распространяться.


Итак, третий этаж окно над переходом, моё любимое место для лежания, тогда я ещё не знал, что по правильным пацанским законам, лучшая шконка у окна с форточкой, я на той кровати без малого три раза точно лежал.
Ещё в чем был фокус, между 3 и 4 палатой и между 6 и 7, зачем-то были сделаны окна!, во всю стену, при этом если третья палата была мальчуковая, то четвертая девочковая, и занавески были именно со стороны девочек.
N.B. не забыть рассказать о том как я лежал в четвертой с девочками и что такое стыд в детском возрасте, но это позже.
Шестая и седьмая обычно лежали девочки, не помню за много лет случая, чтобы там мальчики находились.
После двух окон четвертой два окна пятой, бывшей пятой, это вторая моя палата, первой был ПИТ (палата интенсивной терапии), потом освободилось место и перевели в пятую, в 1988 году пятую перенесли в ординаторскую, а ординаторскую в пятую, потому что врачей стало слишком много, практически один врач на две палаты, первоначально было три врача.
Дальше по парно, два окна шестой, два седьмой (стандартные палаты на шесть в тяжелом случае семь коек), одно окно восьмой палаты, никогда не лежал в ней, там четыре койки, одно окно в девятой палате (изолятор, но не тот, что в оглавлении), девятая палата, это лучшее что было в моей жизни больничной, я там король!
Дверь наружная без окон!, можно читать до посинения, туалет в палате, тепло, персональное окно и полный кайф...окно с фольгой раздевалка медперсонала, дальше уже лестница.


Пищеблок, раньше мимо него невозможно было пройти не сглотнув слюну, сейчас я прошел и не учуял запахов еды...


Вот он изолятор, собственно с которого воспоминать начал, но его оставлю напоследок.


В моем детстве тут не было пандуса и козырек был наверное бетонной плитой или не было вовсе, и дико тяжелая деревянная дверь оббитая дерматином с обеих сторон снутри на засове и на замке навесном.
Три раза в день к этому крыльцу подъезжал "помоешник" мы его так звали, на тележке у него было 2-3 больших фляги, он забирал пищевые отходы, теперь то понятно стало, что кому-то было халявное жрать для скотины и при этом дико насыщенное всеми питательными элементами.


Ну собственно продолжений ещё будет много.
Tags: Барнаул, а может это прошлое во мне, воспоминания, медицина-катастрофа, миниатюры, осень, память, переосмысление, прошлое
Subscribe

  • Три мгновенья бабьёлето

    Как на зло погода! Работай не хочу, вот если бы не поездка я бы смог сделать то, что запланировал на сентябрь, последние три дня можно работать в…

  • Барнаул, Полюсный проезд

    Полюсный проезд в Железнодорожном районе Барнаула это небольшая улица являющаяся жилым дубликатом проспекта Строителей, я так и не понял почему эта…

  • Барнаул. Булыгинское кладбище

    Снова одно надгробие, хотя это и не надгробие даже. Но небольшой факт, если фотография тут более-менее старая, то крест более-менее новый…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 9 comments