February 13th, 2021

Барнаул, улицы Олонские

По этим первым городским улицам можно писать исследования, нужно писать, потому что пришла новая информация, что собрались валить всё в том числе речной вокзал, чтобы на набережной высотки ставить, тут скоро всё под снос уйдет, коробок наставят.
Олонские, Тобольские, Томские, купеческие и обывательские, религиозные и базарные, мне кажется о Барнауле я стал больше знать, чем о Славгороде.
Сейчас вернусь в первые посты, иначе без дополнений та информация будет не полной.
Знаменский собор и часть Сенной площади 1910-е.


Collapse )

Зоза

Здоровенный как дядя Степа, умишка как у воробьишка, почему "Зоза" не очень понятно.
Хотя я и не думал узнавать почему, наверное в каждом городе есть свой Зоза.
Наверное он был лет на десять меня старше.
Скорее всего с диагнозом олигофрения в стадии дебильности (отягощенная наследственность, такое обычно выходит по-пьяни), наверное один из немногих людей, которого в городе знали все от мала до велика.
В восьмидесятых годах его повседневная одежда это холщовые штаны, рваная когда-то светлая футболка, обязательный солдатский ремень с начищенной бляхой, кепка заломаная на бок, сандалии на босу ногу из которых торчали пальцы, просто у него размерчик был не меньше 45, кроме сандалет я его видел только в кирзачах, зимой фуфайка, малахай на голове и те же холщовые штаны, постоянная беломорина во рту, в карманах распиханы бычки.
А ещё у него было шесть или семь братьев и сестер, младших, жили они в маленьком приземистом домике, с маленькими же грязными окошками и земляным полом по крайней мере в одной из комнат, просто я лишь раз на пороге их дома был, а стоял он почти в центре города, забор из дреколья, все дети были неухоженными, Зоза им был за родителей, хотя родители присутствовали, но все дети кстати в школу ходили, в отличии от него, хотя может когда то и ходил, его речь, она состояла из чистейшего мата, в который каким то образом вставлялись слова русского языка, чтобы купить батон хлеба он использовал два десятка слов из которых я могу написать здесь только слово-хлеб.
Со слов одного моего знакомого, который давно на кладбище.
Захожу я в баню на "Почтовом" в парилке сидит Зоза, он мог часами сидеть в парилке и постоянно ходил на "Почтовый", там была маленькая банька и контингент, так вот сидит и спрашивает, слышь Гринь, там на входе велик стоит черный?
-стоит, что твой?
-не не мой, сейчас домоюсь и спизжу.
Он мог убить, убить кошку, собаку, человека.
Он не знал что такое хорошо, что такое плохо.
Если к нему обращаться как к Зозе, он зверел (его так дразнили), а если к нему обратиться как к Сергею, он был милейший человек.
Эта семья исчезла из поля зрения в начале 1990-х, исчезла сразу, домик оказался заколоченным, потом на его месте магазин поставили,
последний раз я слышал о Зозе в середине, может во второй трети 1990-х, поговаривали, что он убил собутыльника, вырезал ливер, поджарил, а собутыльника вынес в сени (про запас), там его и взяли, но это всего лишь то, что я слышал, но он бы смог.
Почему я об этом вспомнил?
Просто сейчас ходил проветрить мозг, ну да, надо же в минус 20 сходить в центр города, чтобы купить пачку пшена птичкам...
Вот я и сходил и проветрил, а проходя мимо магазинчика "Улыбка" вспомнил о Зозе.